• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:31 

Полезность

Секс!(Всякий любит это,кто уже пробовал) Мёртвая девушка никогда не скажет «нет», у неё не бывает критических дней, она не забеременеет, не будет кричать, что ей больно. Анальный секс? Сколько угодно! Но с оральным будет трудно, потому что язык не будет двигаться. Живая девушка не всегда захочет, а некоторые не захотят вообще. Вряд ли мертвая девушка будет тебе изменять. Но зато живая будет теплой и подвижной, если только у неё есть некоторые навыки в этом деле. Мёртвую девушку можно нагреть до 36 градусов, живая же может заболеть и умереть. Но пока она будет болеть, секса не будет.

Шопинг!(Я знаю,мужики этого не любят) Живая девушка требует много покупок. К тому же её надо кормить. Шмоток живой девушки нужно столько, что часто задумываешься, может ли шопинг заменить женщине секс. Наоборот точно нет. Мёртвой девушке ничего не надо, её мозг не работает, она ничего не просит. Да и не может она ходить по магазинам, ибо бездвижна.

Общение!(Чайнику поможет) Общаться с живой девушкой всегда сложно, потому что её мозг устроен совсем не так. С мертвой же можно вести любые беседы, она будет понимающе молчать и не перебивать. Только вот она не сделает то, что ты ей скажешь, можешь её даже бить, а вот живую можно заставить, вопрос в средствах только. Можно настучать по лицу, а можно просто попросить, если у тебя есть дар гипноза. Когда тебе плохо, она сможет тебя пожалеть, сделать эм...гм..., в конце концов! Мёртвая же только предоставит свое тело. С ней нельзя пойти на футбол и в кино, а жаль. Хотя в последнее время мужики в этом не нуждаются.

Место для хранения!(Тут проще) Живой девушке нужна квартира, где она будет жить, а ты её будешь трахать. Мёртвую можно положить в холодильник, чтобы не испортилась, и доставать по необходимости, например, чтобы показать друзьям. Много места она не займет, только вот холодильник нужен хороший. Дорогой, со всеми удобствами, чтобы ей не было неудобно или неуютно.

Срок хранения! Одна из главных проблем с мёртвой девушкой в том, что она портится, каким бы технически совершенным образом бы не был организован процесс её хранения. Периодическое чередование температуры а-ля охлаждение (хранение)/нагрев (ебля) постепенно превратит милые вашему сердцу сексуальные формы и отверстия для половой ебли в дурно пахнущую, расползающуюся в руках тухлую органику неприятного цвета и консистенции. Что, естественно, сделает секс с вашей мертвой девушкой неприятным (если только вы не ценитель именно подпорченных девушек), и её придется менять. Любое механическое перемещение также будет постепенно способствовать разложению вашей мертвой девушки. Живая девушка, в отличие от мертвой, не портится от времени, механического перемещения и перемены температуры, если одета адекватно условиям окружающей среды (а на подбор соответствующей одежды для живой девушки уходит куча времени, денег и нервов), но зато она портится от старости, хоть и не так быстро, как мертвая, но зато непоправимо и отнимая у вас лучшие годы жизни. Так как и мертвую, и живую девушку по мере прихода в негодность придется менять, то все еще непонятно, какая лучше.

Да, вот такие пироги. Только всё равно непонятно, какая же девушка лучше. Плюсы и минусы есть и у той, и у другой. Конечно, у мертвой плюсов больше, но она не сможет делать минет, а от секса будет постепенно наполняться. Надо все же добавить еще несколько пунктов, тогда картина прояснится.

23:17 

Важность

Удивительно, сколько парней не любят и не ценят себя. Парень, у которого отсутствует самоуважение достоин только сожаления . Если человек уважает себя , то добъется гораздо больших успехов в отношениях с противоположным полом . Но почему то эту истину помнят далеко не все.... Кому из девушек не знакома ситуация-- когда ей в ICQ стучится очередной незнакомый парень и предлагает познакомиться . т. е фактически предлагает себя . Банальная первая фраза , далее банальный рассказ-резюме , а под конец отправка собственного фото.. Есть ли у такого человека уважение к собственной персоне? Навряд ли . Этим можно вовсю пользоваться . У меня есть знакомая , с которой мы вместе учились . Насколько я знаю, в ее домашнем компьютере (про работу ничего сказать не могу возможно там тоже есть что- то:) ), имеется отдельная папка с фотографиями соискателей из Интернета (аська и чаты) на ее руку и сердце .... .Благодаря таким вот парням , она часто ходит в кино по выходным , была на нескольких мюзиклах , узнала множество интересных мест в Москве , где можно хорошо отдохнуть и провести время .На свиданиях ей дарят цветы, мягкие игрушки….. Причем каждый кавалер не знает о существовании другого .Она встречается с ними , неплохо проводит досуг . За все это время близкие и длительные отношения произошли только с одним из всей этой толпы( познакомились в чате), она даже ввела его в круг своих знакомых, влюбившись по настоящему. Я видела этого парня . Не могу сказать что он красив. Единственно, что обращало на себя внимание –его манера общаться(похоже это и отличало его от всех прочих кавалеров), у него было поведение абсолютно уверенного в себе, знающего собственную цену, человека. Она часто жалуется на него – говорит что он практически некуда не водит ее, не делает небольших, но приятных для каждой женщины , подарков, не звонит ей сам (она чаще сама звонит ему ), и вообще практически не поддается контролю с ее стороны . Но отношения продолжаются, и, как я понимаю , она боится его потерять...
так странно,я считала интернет самой ненужной вещью в моей жизни...столько времени тратишь на всё...на вконтакт,на асю,на днев.
Всё же вот так вот бывает

23:15 

Я люблю тень

Первая еле понятная мысль-это абсолютная тишина и кромешная тьма. Мысли застыли без движения. Казалось, что я сплю и думаю одновременно. Тело моё абсолютно спокойно покоится, а мысли так чисты, словно я только что родилась. И я в пустоте, где нет ни времени, ни пространства, ничего кроме меня, а точнее моих мыслей. Вдруг у меня зародилась безумная мысль, что кроме меня в этом мире больше ничего и нет. Но спустя миг я ощутила своим зрением пространство. Я все-таки чувствовала, что нахожусь где-то. Я напрягла до боли зрение и заметила еле различимое движение где-то в глубине тьмы. То, что двигалось, казалось очень близким и одновременно далеким, по крайней мере, до этого не достать рукой. Значит, пространство было гораздо вместительнее, чем казалось. В голову пришла мысль пошевелиться. Тут же я почувствовала, что у меня затекло всё тело. Я лежала на спине в невысокой траве тихой ночью, и все это время смотрела в бескрайние просторы неба. Движением оказались ветви высокой сосны, под которой я лежала, раскачиваемые слабым дуновением ветра. Медленно я приподнялась и села, опершись на обе руки, пытаясь разглядеть что-нибудь еще. Слева от меня темнел небольшой овраг, который, по всей видимости, был вырыт, для того чтобы в нём построили дом. Справа поднималась выше человеческого роста живая изгородь.
Место было абсолютно незнакомым, и я потеряла надежду хотя бы предположить, как я сюда попала. В голове тут же стали появляться разные версии событий, которые могли меня сюда занести.
Находилась я в каком-то дворе, погруженном во мрак. Я оглянулась и встала на ноги, оттряхивая с себя траву, мелкие веточки и листья, которыми здесь была обильно усыпана земля. Как я тут очутилась? Я ничего не могла вспомнить. Голова была чиста как белый лист бумаги. Я и представления не имела, как могла тут оказаться.
Вдруг мой взгляд, привыкший к бесподвижности всей этой, казалось бы, нелепой картины приковало странное явление. Впереди на небольшой возвышенности за натянутой в качестве забора металлической сеткой задвигалась густая темнее тёмного тень. Она медленно скользила вдоль ограды, и я почувствовала, как от страха у меня волосы на затылке зашевелились. Тень была настолько темна, что казалось, будто сам воздух отскакивает от этой всепоглощающей тьмы. Мурашки холодной волной прокатились по всему телу. Безликий ужас заставил обернуться и пуститься наутёк. Рванувшись назад слева от меня, мелькнул узкий проход, в который я без раздумий свернула. На этот раз я оказалась зажатой между рядом гаражей и забором огорода. Прислонившись спиной к стенке гаража и почувствовав ложное чувство безопасности, мысли с сумасшедшей скоростью начали переваривать увиденное. А может, показалось? Всё-таки было темно, да и сама ещё толком осознать не могу, проснулась я или сплю. Я отдышалась и решила пройти через узкий проход. Назад возвращаться совсем не хотелось. Идея двигаться и познавать незнакомое место была симпатичнее, чем просто стоять и бездействовать. Всё это время слышались только лишь биение сердца в моей груди и мои мягкие шаги. Узкий проход сменился двориком шире в свою очередь огороженный с двух сторон четырёхэтажными белыми домами с небольшими, но обильно поросшими растительностью, садами. Пройдя почти до середины дворика, я приостановилась и взглянула на дома. Никаких признаков жизни. Все окна мрачно молчали, темнея на фоне белых домов. Казалось, будто жизнь внезапно замерла здесь. В четыре ряда окна возвышались надо мной и на какой-то миг, что-то знакомое и родное промелькнуло в этих чернеющих квадратах, но тут же эта мысль была отброшена, ведь ни в одном окне не горел свет. Окна зияли своей пустотой и отпугивали, тая в себе угрозу. Я пошла дальше навстречу редеющей темноте. Дойдя до края сада, я вышла к большой поляне окруженной деревьями и залитой серебристым лунным светом, от которого поляна казалась единственным светлым пятном в этой непроглядной тьме ночи. Трава здесь, словно сама светилась. Выйдя на полянку, в тени деревьев на самом краю поля я разглядела лавочку. Пройдя к ней и присев лицом к светившемуся полю, я принялась думать об этом пустом, тихом и тёмном месте.
Почему здесь так пусто? Судя по всему, сейчас тихая летняя ночь, причем ночь глубокая. Все уже спят, поэтому тут так пусто. Ничего удивительного. А та тень могла просто показаться с просони.
Почему же так темно? Ни одно окно не горит в ближайших и дальних домах. Даже подъездные окна не светятся в темноте. Фонари, которые должны освещать улицу, тоже словно мертвы. Может быть, в этом районе проблемы с электроэнергией? Скорее всего, да.
И, наконец, почему здесь так тихо? Ни звука, кроме тех, которые создавала я. На миг я словно вся стала слухом, но всё равно не сумела ничего расслышать. Не было слышно ни шума с дороги, которая, безусловно, должна была быть где-то поблизости. Всё время я только и слышала звук своих шагов. Вдруг тревога пробежала по моему сознанию. Тихо, темно, пусто! Где же я?! Призрак панического страха внезапно охватил моё сердце и овладел моей душой. Но не всей! Вновь я поверила в подлинное существование той жуткой тени. Раз это место такое странное и чуждое мне значит ожидать можно чего угодно. И всё-таки здесь кто-то есть.
Несмотря на эти рассуждения о том, что я уже готова ко всему, следующее происшествие меня чуть ума не лишило! Вдруг в тихой ночи среди одиноких и пустых домов послышался протяжный леденящий кровь вой, волчий вой, который заставил вскочить меня. Я никогда доселе не слышала его, но была абсолютно уверенна, что это именно он. Как-то раз на даче казалось, что мы с сестрой слышим волчий вой, но тогда мы не придавали этому столько значения, как сейчас придавала я, чувствуя у себя под носом смертельную опасность. Тут же я принялась судорожно озираться по сторонам в поисках хоть какого-нибудь укрытия. Вой вновь прозвучал на этот раз гораздо ближе, прорезая застывший ночной воздух. Дальний проход между двумя домами донёс злобный лай, выдавая тем самым место появления изголодавшейся стаи. Нельзя было медлить - на этой освещенной поляне, я была как на ладони. Может залезть на дерево? Однако деревья были не столь высоки на этой поляне, а вот в той рощице они повыше. Обернувшись спиной к единственно приветливо выглядевшему месту, я побежала по едва ощутимому спуску вниз под сень небольшой рощицы. Вой прозвучал в третий раз уже гораздо ближе и теперь звучавшие в нём ноты смертельной угрозы, агрессии и жестокости заставляли бежать без оглядки. Холодный страх пронзил мою душу. Всё моё тело дрожало. Сердце билось так сильно, Что я слышала его биение. Бежать стало тяжело, ибо страх сковывал всё тело. Не без усилий я добралась до рощицы и припала к ближайшему дереву не понимая, почему так стало сложно двигаться стремительно. Было очень трудно восстановить дыхание. Невольно взгляд упал на проделанный с трудом путь, и он был настолько маленьким, что стало страшно подумать, что будет, если за мной погонится орава голодных волков. Вой, пугающий вой, действовал, словно чары сковывая движения своей жертвы.
Я оглядела рощицу, которая была мрачной, но мрак этот не отпугивал, а наоборот притягивал к себе, обещая укрыть от хищных глаз. Пройдя в глубь рощи, я добралась до дерева с толстым стволом, вокруг которого росла высокая трава. Здесь я и притаилась, устремив взгляд на полянку. В это время там еле заметно кралось нечто огромное и горбатое похожее на большого с бледно мертвецкой обвисшей шкурой сгорбившегося волка. Когда существо внезапно перестало двигаться оно, словно исчезло. Сколько я не пыталась различить на освещенном поле что-то, так и не сумела разглядеть там монстра. Нетерпеливое беспокойство защекотало нервы. Вдруг я почувствовала на себе чей-то взгляд. Я медленно повернула голову на право, вглядываясь во мглу между стволами. Боязливо взглянув ещё разок на обманчиво пустое поле, я медленно поползла в ту сторону, откуда мне казалось, будто кто-то смотрит на меня. Я ползла и остановилась, только когда передо мной выросла большая ель. С противоположной стороны от дерева с неба струился лунный свет. В мрачной роще это было единственное светлое пятно. С другой стороны в тени могучих деревьев сидела одиноко собака, с тёмной спиной и боками, но с белоснежной грудью. Хоть в темноте и не было видно её глаз, но я чувствовала, что она смотрит на меня. Я замерла как завороженная. Нервы напряглись до предела, и я задрожала не то от страха, не то от напряжения. Она же сидела спокойно, не шелохнувшись. Я не посмела больше двигаться, вглядываясь в единственное живое пятно, которое казалось, не пышет злобой. Любопытство заиграло во мне, но осторожность я не теряла. А вдруг она одна из той злобной стаи? Собака приподнялась, поплелась в мою сторону, я заметила двойную цепочку, на которой заиграли блики лунного света, у неё на шее, уселась на свет и подняла мордочку к небу, вглядываясь в звездное небо. На какой-то момент показалось, что она забыла обо мне. Раздался грохот, донесшийся с другого края рощицы. Я встрепенулась уже который раз за эту безумную ночь. Треск деревьев и злобный рык донёсся из-за деревьев, в той стороне виднелась огромная тёмная фигура. Собака лёгкой походкой пошла к ближайшему дому. Немного промешкавшись, я в свою очередь вскочила и побежала вслед за ней. За моей спиной кто-то клацнул зубами и, обернувшись, я увидела большого хищного зверя, похожего на огромного динозавра, который, уставившись на меня, заревел во всё своё исполинское горло. Я бежала и вдруг земля ушла у меня из под ног, и я полетела куда-то вниз и вперёд, повалившись на асфальт и больно ушибив правую руку и плечо. Боль от падения смешалась со страхом и отчаянием. Но инстинкт самосохранения заставил сквозь тянувшую к земле боль встать и нырнуть в кусты, которые живой изгородью тянулись вдоль стен дома. Послышался призывающий лай. Собака стояла на углу дома и словно звала меня. Завидев, что я увидела её, она забежала за дом. Я пустилась к углу дома, чувствуя, как земля дрожит под ногами, а воздух сотрясается от рёва хищного зверя. Когда я свернула в узкий длинный проход между стеной дома и очередным огородом, сзади послышалось нетерпеливое шуршание – это зверюга искала меня в кустах, за которыми я была секунд 15 назад. Слева мелькали пустые тёмные окна. Я свернула ещё раз на лево и вдруг осознала, что всё опять затихло. Радости от того, что где-то в этой обманчивой тишине таятся злобные твари у меня не было, и, оглядев дом я приметила высокую деревянную синюю подъездную дверь. На домофон и намёка не было. Я распахнула дверь и вошла внутрь. Плотно закрыв дверь за собой, я очутилась в ещё более глубокой темноте. Вначале я видела какой-то брезжащий свет у себя над головой, но он потихоньку стал угасать. Я разглядела за это время массивные лестницы, поднимающиеся наверх и спускающиеся в подвал. На какой-то момент мне показалось, что здесь можно будет дождаться рассвета, а потом уже разбираться, где я и как отсюда выбираться. Но сверху донеслось глухое рычание и цокот когтей о ступеньки чьих-то лап, которые, несомненно, несли своего кровожадного хозяина вниз ко мне. Я вскрикнула, тем самым, выдав себя. Сзади за дверью послышался сперва грохот приближающихся лап, и спустя мгновение кто-то со всей дури ударил о подъездную дверь так, что она затрещала и начала разваливаться. Уже начав паниковать и не найдя другого выхода я побежала вниз и распахнув железную решётку влетела в подвал. Завернув вправо открывая и захлопывая двери и вбегая наугад, куда попало, я очутилась в небольшом помещении. Опять обманчивая тишина. Вновь потемнело. Легко было догадаться, ведь в этом помещении было маленькое окошечко, через, который проникал свет луны, которую сейчас накрывали тучи.
Когда я очутилась в полной тьме, первое время я стояла, не смея шелохнуться. Тишина как была зловещей таковой и осталась. Я почувствовала, как меня клонит ко сну, и как всё больше и больше я чувствую неприятный запах гнили и пыли. Глаза слипались. Я качнулась и, собравшись с мыслями и сосредоточившись на реальном встрепенулась, отбросив сон. Сердце ёкнуло в груди. Ни подъезда, ни подвала не было. На этот раз я стояла в классной комнате с очень высоким потолком и большими окнами с готическими очертаниями. Ага, я в школе. Прям как в Сайлент Хилл. Но здесь всё гораздо привычнее. За окном шёл дождь. Тяжело вздохнув, я ощутила безопасность. Дождь мягко шелестел и успокаивал. Присев за парту около окна, я положила пораненные от падения руки и почувствовала, что устала. Я закрыла глаза. Я просидела так минут 15, соображая и анализируя события последнего часа. Когда я открыла глаза от грохота грома, при свете молнии на парте мелькнула надпись «НИМФА», а под ней «СТЭМ». Сердце бешено заколотилось. Хоть что-то знакомое и родное в этом… Я дёрнула ногой и ударилась о парту, но при этом поняла, что парта с полочкой. Заглянув в полку, я принялась доставать оттуда учебники, скомканные бумажки и слегка помятый весь исписанный лист. Почерк Нимфы я сразу узнала, хоть буквы и были пока ещё без завитушек, которые он так любил. Второй почерк был явно девичьим, она писала прописью в отличие от Нимфы, который предпочитал печатные буквы. Содержание листа напоминало переписку по IСQ: помимо слов часто встречались смайлики. Я принялась читать, но слова написанные девушкой в темноте было очень сложно разобрать из-за её мелкого прописного почерка. Слова же Нимфы я поняла. Вроде бы они заигрывали, и я почувствовала, как меня кольнула ревность. Переписка кончалась словами: «Буду ждать тебя в коридоре на первом этаже, где кабинет школьного психолога =)». Отложив переписку я плюхнулась на стол, пытаясь вразумить. Что со мной произошло? Что это всё было? Может это сон? Всё тело ныло – значит не сон. Где я нахожусь и как отсюда выбраться? Я привстала и села на подоконник. Так я любила сидеть дома и смотреть на непогоду… Дом! Да уж, это место далеко от дома. Вон, какие тут деревья, такие я только видела в Турции. Ко мне пришла в голову идея найти упомянутый им коридор. Грянул гром, и вспышка молнии на доли секунды озарила школьный двор. Во дворе кишели какие-то тени. Я отпрянула от окна, сразу вспомнив, что я в каком-то кошмаре. К сожалению, я не успела за что-либо ухватиться, и я грохнулась на пол, больно ударив ноги и руки о парты и стулья. От боли и отчаяния слёзы выступили на глазах. Что-то упиралось мне в спину. Я привстала и рукой достала ножку от стула. На одном кончике было пятно высохшей крови. Стиснув в руке маленькую дубинку, я встала и направилась к выходу. В чистом коридоре было тихо и пусто. Я слегка приоткрыла дверцу, нарочно дожидаясь, когда грянет гром, чтоб разглядеть тени, видимые, очевидно, при свете молнии. В небе загрохотало. Вспышка. Пустой коридор. Я подошла к окну, чтоб оценить положение. Взглянула на боковые пристройки. Всего два этажа. Я на втором. Коридор уходил на лево так далеко, что дальний конец еле угадывался. На право же коридор быстро упирался в тупик. Лучше начать с малого, я смело засеменила вправо. Дойдя до стены, слева нарисовался дверной проём, который вывел меня на площадку. Опять распутье: коридорчик и лестница вниз. Долго решать не пришлось, и я принялась спускаться по лестнице вниз. И вот первый этаж. Здесь было мрачно. Со стороны далёкой двери выхода еле струился неверный свет, с другой же стороны коридор опять увиливал. Честное слово, эта школа очень необычная по своему строению. Со стороны выхода была всего одна дверь с табличкой:
ХИМИЯ
Анна Орестовна

А ниже приклеен бумажный лист с надписью, которая заставила меня улыбнуться:

Просьба ученикам без дневников не входить!

С другой стороны от лестничной площадки дверь с табличкой:

ПСИХОЛОГ
Инга Кобаевна

Ну вот, я на правильном пути. Я прошла дальше по коридору. Здесь окна были заколочены досками, и тут было совсем темно. В конце пути я оказалась у мужского туалета залитого водой. На полу валялось битое стекло. Один писсуар был расколот. Мда! Интересное он нашёл место для свидания!
Внезапно крошечные порции света вновь стали увядать. Послышался шум и рокот, идущие, словно из-под земли и спустя мгновение я, замерев, стояла в кромешной тьме с тряской от землетрясения, сопровождающейся шумом разрушения. То и дело что-то мелькало перед глазами. После последнего сильного толчка я повалилась на пол. Всё стихло и успокоилось. Я лежала, прям посередине большой комнаты. Вопреки своим размерам в ней было очень мало мебели. Через большое окно, во всю стену занавешенное белой полупрозрачной занавесью, из соседней комнаты отделённой от зала аркой светил всё тот же предательский свет луны. На полу соседней комнаты что-то лежало похожее па кучу тряпья. Оно двигалось. Немного поколебавшись, я подползла ближе и увидела лежащую на боку ту самую собаку из рощи. Вокруг неё на полу были разбросаны полотенца. Собачка невидящими глазами смотрела на стену перед собой и беспомощно, издавала рвотные звуки. Её бок так и вздымался в попытках вдохнуть, но лишь поддёргивался в предсмертной агонии. Жалость сдавила мою грудь. Вначале я смотрела на её мордочку, на которой не было никакого движения, никакой жизни, кроме гримас, сопровождаемые жутким клокочущим звуком из её тельца. Её тушку казалась, будто сейчас вывернет на изнанку от рвоты. И не в силах смотреть на её морду, я перевела взгляд на её грудь, которая в последний раз дёрнулась и замерла на веки. Хрупкая жизнь утекла из неё. Я упала на пол и зарыдала, что есть силы, жалея чужую собаку как свою. Горечь от потери хоть кого-то приветливо выглядевшего в этой пустоте, темноте и тишине отравило мою душу. Я с грустью вспомнила, как она подсказала, куда бежать. Оплакивая собачку, я забыла обо всём.… Немного успокоившись, я присела и накрыла её полотенцем. Из угла комнаты я услышала чей-то тяжелый и протяжный вздох. Присев на меня смотрела полными грусти глазами близняшка, ушедшей в мир иной, собаки. Пёсик медленно встал и не спеша, побрёл в дальнюю комнату, скрываясь в темноте. Утерев слёзы,я вскочила и побежала за ней. Но, вбежав в мрачную комнату, чуть не упала. Ужас прям таки и подкосил мои ноги. Перед окном стояла та самая тень и впитывала в себя весь свет из окна. Темнота словно живыми щупальцами потянулась ко мне и я, отчаянно решив, что это ловушка начала размахивать ножкой от стула, которую всё так же сжимала в руке. Не в силах обладать собой я закричала. Я попала ровным счётом ни во что. И обняв меня тьмой, тень двинулась ко мне, все вырастая и вырастая. Тьма была уже повсюду, а тёмный призрак, разрастаясь, был гуще любой тьмы. Я теряю сознание… Я погибаю, не ведомо где и неизвестно от чей руки я сейчас паду. Тьма проникает в мой разум, в мою душу. Меня словно парализовало. Я ничего уже не чувствую. От меня ничего не осталось кроме мыслей, которые слабеют. Скоро мною овладеет вечный сон… Тьма подступила ко мне вплотную, и я уже чувствую её прикосновения. Я чувствую, как она нежно касается моих губ. Моё сердце трепещет, значит вот как расстаются с жизнью? Теперь поцелуй горячий, и я вижу свет, яркий слепящий глаза свет…
Я вижу яркий, слепящий глаза свет. Здесь шумно, здесь столько голосов. Слышу, как играет музыка. Но я ничего не могу разглядеть, кроме ярко светящего где-то наверху шара. Глазам больно. Меня накрывает лёгкая тень, прикрывая свет, я чувствую у себя на лице слабое дыхание, на губах нежное прикосновение поцелуя и тихий шепот на ухо: «Я люблю тебя».

18:05 

---

И может быть когда нибудь жизнь научит её разбираться в себе, в своих чувствах - либо сдохнуть от любви, либо быть безжалостной.

Stu Ri

главная